• Мне требуется:

Как инструмент повышения престижа страны – небоскребы

После недлительного затишья деяний строительных компаний, спровоцированного экономическим кризисом страны, строительство небоскребов возобновилось с удвоенной силой. Строительство именно таких высотных домов составляет треть всех крупных архитектурных контрактов, которые уже подписаны и утверждены к реализации этой осенью. Кроме того, наконец-то завершены проекты, реализация которых ,в связи с экономическим кризисом, была замедленна. Как утверждает американский Совет по урбанизму и высотным зданиям, в этом году проектов с замедленной реализацией было рекордное количество – 97. Большой интерес к строительству высотных домов наблюдается и в будущем.

Одним из таких резонансных проектов по «высоткам» стал конкурс, который проходил в Тайване на возведение небоскреба для города Тайчжун. Власти города хотели обустроить территорию раннее принадлежащую аэропорту и возвести здание, которое стало бы «вратами входа в город» для гостей страны. Конкурс длился девять месяцев и 11-го ноября победителем стал юный архитектор Су Фуджимото. Он обошел своих коллег, которые были более именитыми. На реализацию проекта «Формоза» правительство Тайчжуна уже выделило сумму, превышающую 200 млн. долларов. Строительство планируют начать уже в январе грядущего года и завершить его к 2017-му году, в отличие от того конкурса небоскребов-концептов, который проходил в прошлом году и ни к чему не обязывал, так как тайванцами всего лишь проводилось «прощупывание почвы» на предмет заинтересованности архитекторов в высотных зданиях.

За последние пять лет строители таких небоскребов, а так же их клиенты играют в  игру под названием «кто выше» и в своих проектах уже смогли достигнуть круглого числа в 1 километр. Важно так же заметить, что до кризиса творцы еще придерживались старой теории, которая была сформулирована еще на заре ХХ века и настаивали на эргономичных небоскребах, за счет которых можно было значительно сэкономить земельное пространство, поместив в «высотке» множество людей. Однако сейчас эта концепция, можно сказать, канула в небытиё и о ней никто уже и не вспоминает.

Проекты небоскребов, которые анонсировали, на эту осень, являются имиджевыми и совершенно не экономичными. Площадь под их строительство измеряется в тысячах квадратных метрах, а сметы насчитывают миллиарды долларов. Заказчики с огромными амбициями и небоскребы позиционируют как мощное средство для создания имиджа не только мегаполисов, но и стран в целостности и именно поэтому не жалеют на их строительство никаких средств.

Тон этой «гонке престижа», конечно же, задают арабские страны. Для них дубайская «стройка века» стала заразительным примером. И так в декабре следующего года начнется строительство километровой башни под названием  Kingdom Tower в Саудовской Аравии, в городе Джидд. Проект заказал племянник короля Абдулы, являющегося одним из самых богатых людей мира, принц Альвалид у американского архитектурного бюро AS+GG (Эдриана Смита и Гордона Джилла) и намерен вложить в строительство гиганта более 20 миллиардов долларов. Проектом такой величины семья королевских кровей планирует превзойти конкурирующих соседей из Кувейта. Те в 2008 году заявили о своих амбициозных планах возвести башни Mubarak al-Kabir с высотой зданий в 1 километр. Однако кувейтцы не особо спешат и распланировали все работы на 20 лет, чего не скажешь о принце из Саудовской Аравии. Он намерен завершить «большую стройку» уже через 5 лет, компенсируя таким методом потерпевшую неудачу с высотой, так как изначально вознамеривался возвести здание в 1.6 км.

Мода на небоскребы не обошла и азиатские страны. Доказывающие свою мощь, азиаты тоже стали возводить «высотки», что не удивительно. Гораздо больше удивило то, что преподнесла Европа, которая так традиционно пренебрежительно относилась к небоскребам. И, тем не менее, в этом году анонсировала постройку сразу двух гигантов-башен в самом центре Парижа. Проекцией одной из них, а именно Tour First,  занялось американское бюро KPF. Вторую башню Grenelle Tower  проектирует парижское бюро Atelier Zundel & Cristea. Несмотря на сопровождающие заявления, что «американский» способ развития городов есть неприемлемым (в основном центр города заполняют небоскребами, так как отсутствуют исторические постройки), их продолжают возводить объясняя  это потребностью «осовременить» пейзаж населенного пункта.

На фоне азиатских и арабских стран американцы, которые считались лидерами в постройке гигантов, спустились на третье место, но все, же не горят большим желанием превзойти их. Не взирая на то, что Штаты представляют собой родину небоскребов, после грандиозных проектов арабских стран и того злополучного 11-го сентября, небоскребы у американцев ассоциируются с угрозой со стороны ислама. И страх настолько большой, что сооруженный на месте близнецов One World Trade Center так и не может обзавестись нужным количеством арендаторов помещений, они просто не хотят находится в месте с историей, имевшей место ранее. Поэтому, когда лидирующий издательский дом Conde Nast заявил об аренде 93 тысяч кв. м. в One World Trade Center под свой офис, такой мужественный пример гражданской позиции вызвал у американской общественности большую бурю эмоций и одобренных откликов.

Для чего строим


Высотные застройки мегаполисов теперь имеют другой имиджевый характер. Он выражается в том, что такие здания заполняют разнообразными учреждениями и заведениями такими как рестораны, кинотеатры, многоэтажные универмаги, офисы, отели и даже парковочные зоны. Такая многофункциональность здания позволяет привлечь много туристов. Монофункциональные здания делать теперь просто невыгодно. Ярким примером тому является новоиспеченная «высотка» Beekman Tower на Манхеттене, спроектированная архитектором Фрэнком Гери и сданная в аренду этим летом. Большая часть площадей постройки отведена под квартиры, которые в дальнейшем планировали сдавать в аренду. Но цены на престижное жилье на Манхеттене на столько «космические» (от $3695 до $11 975 в месяц), что большая часть апартаментов в здании до сих пор пустуют. Поэтому заказчики в новых проектах все чаще диверсифицируют риски и заполняют пространство по схеме шопинг-мола. В одном здании все заведения и учреждения миксируют так, что бы приходящие люди могли провести там увлекательный день, да еще и переночевать с комфортом.

Поэтому современные архитекторы расчетливо проектируют не только внутреннее пространство небоскребов, но и местоположение их в городе. К примеру, нью-йоркская компания WORKac намерена построить башню Interchange в городе Шеньжене в Китае. Располагаться постройка будет непосредственно над метро, выходы из которого будут вести прямо во внутрь небоскреба. А на первом этаже соорудят автобусную остановку, для того, чтобы люди выходя из транспорта, сразу же попадали в офисы, магазины или же отель расположенный на территории Interchange.

Такое функциональное разнообразие стало могучим толчком для экспериментов с архитектурой гигантов. Сейчас архитектуру зданий можно назвать практически творением искусства. Нет этих унылых коробок с типичной планировкой пространства. Стереотипы сломаны и теперь у каждого типа учреждения есть свой, особенный способ организации пространства. Творцы проектов развлекаются, включая нестандартное мышление, придумывают разные рельефные фасады и оконные проемы, как заблагорассудится, изгибают строения и добавляют балконы и громадные ниши. В связи с тем, что строительные технологии сделали значительные шаги вперед в своем усовершенствовании, экспериментировать с формой зданий стало легко. Что позволяет «лепить» то древесный ствол с балконами в виде лепестков, то схожесть речной гальки, а то и вовсе имитировать кристаллы сталактитов.

«На сегодняшний день технологии строительства и материалы (к примеру, повышение качества бетона) делают возможным уже сейчас возводить здания любой формы и с высотой до 2 километров, но все же предполагаю, что в скором времени это не случится. Так как за этим влекутся чисто практические проблемы, такие как доставка материалов и особенно строительство на такой огромной высоте» - высказался главенствующий инженерной фирмы Thornton Tomasetti, ответственной за строительство Kingdom Tower, Боб Синн. Но уже совсем скоро, через несколько лет, инженерам предстоит бороться со стихиями и преодолевать законы физики, чтобы возводить огромные башни до запланированной высоты.

Пересмотр традиций


Еще совсем недавно  небоскребы представляли собой один из самых консервативных жанров архитектуры, с устоявшимися рамками стандарта и своим видом скорее напоминали унылую коробку. Однако новые проекты сломали эти стереотипы, поставив под сомнение как стандарт высоты (по данным мирового стандарта Emporis, «сверхвысокими» строениями считаются объекты высотой в 400 метров), так и «позарились» на  священное – само воззрение высотности.

Но кто утвердил, что рост небоскреба должен устремляться вверх? Согласно альтернативным концептуальным разработкам – это вовсе не обязательно. Мексиканское бюро BNKR Arquitectura внесло предложение по реконструкции главной площади Мехико соорудив Earth scraper, тесть «землескреб», сооружение, внедренное в глубь земли на 300 метров. Замысел мексиканцев заключается в том, что «землескреб» будет в форме перевернутой пирамиды, основа которой будет стеклянной. Подземное здание будет освещено естественным светом, а людям, находящимся на площади откроется возможность совершить прогулку с эффектом «не ощущая под собой земли».

Полностью альтернативными так же оказались итоги ежегодного конкурса Skyscraper Competition, который был организован архитектурным американским журналом eVolo. Победителями конкурса стали проекты, которые предложили инновационные методы развития небоскребов. Например, французское бюро CMJN, обладатель первой премии, видит башни будущего в образе громадного чертового колеса, вмещающего в себе огромную ветряную турбину. Строить же такой небоскреб планируют из мусора, так как города накапливают его в таком количестве, что его будет предостаточно для того, что бы  возвести  мегаполис.